Чуть ближе к России — CloseUpRussia

Ч

Ни разу до этого момента мы не пытались объяснить или как-то презентовать CloseUpRussia Documentary Photography Program, за исключением краткого Documenting Russia. Уже звучит непонятно и даже глупо, в условиях размытости самого понятия «документа». Поэтому, важно отметить, что использование слова «документальный» имеет сугубо наследственно-исторические корни и совсем не претендует на конечную истину. Тут неизбежно придется обратиться к недалекой истории.

Все началось в июне 2015 года и стало инерционным продолжением фотографического проекта «От Белого до Черного моря» (2013-2014 гг.), который, несмотря на свою успешность — так и остался без логического завершения. Подвести полноценные итоги 218-ти дневной экспедиции оказалось просто невозможным. Слишком много материала, слишком разнородного, который нельзя вписать в привычные формы презентации, будь то выставка, книга или медиа-проект. Все это осложнилось неизбежными психологическими травмами участников. Долгое взаимодействие какой-либо группы людей всегда конфликтно, и, если в музыке или кино накоплен большой опыт в этой области, то в фотографии подобные взаимодействия — единичные случаи. Ощущение беспомощности в подведении итогов экспедиции вело к неизбежному анализу и логично приводило к мысли о том, что если материала слишком много, то, возможно, его на самом деле просто недостаточно много. К тому же, экспедиция превратилась в образ жизни, а точнее — выживания, и жизнь после неё казалась пресной. И, вопреки всем конфликтам и болезненным воспоминаниям — хотелось её постоянного продолжения. Думаю, что в таком аспекте сложно говорить о Фотографии, Документе, Социальной значимости и пр. — это лишь возможные побочные продукты адреналиновой и прочих зависимостей.

Карта съемок во внешнем индекс-архиве

Идея и форма продолжения «работы» не появилась на пустом месте и, как часто это у нас бывает (почти всегда — увы!), была заимствована. Нам на глаза попалась публикация о визуализации Йельским университетом фотоархива Farm Security Administration. Никаких аналогов ни по масштабам, ни по логике в нашей стране просто не было, за исключением работы Прокудина-Горского над документацией Российской Империи. Размер нашей страны сулит бесконечный объем работы, даже если опустить банальное движение во времени. Вот она — перманентная экспедиция (это от себя лично)! Такой «проект» я настойчиво предлагал называть Программой, просто потому, что он не имеет и не может иметь логического завершения и, по всей вероятности, может длиться сколь угодно долго, даже при полной смене участников (конечно — нет!). Он отчасти решает вопрос — что делать, когда уже все сделано, и нам остались лишь повторения. Даже вопрос что снимать и где снимать — отпадает. Ты можешь снимать что угодно и где угодно, даже если не передвигаешься географически, ведь все равно движешься во времени! Живи и снимай, снимай и живи. Увы, это было бы слишком просто, чтобы быть правдой, ведь человек слишком раздираем внутренними конфликтами и сомнениями, а также чрезвычайно зависим от внешних факторов и воздействий.

Внешний индекс-архив

Кризис начался с появлением самой идеи проекта. Мы так и не сформулировали общую идею, которая устроила бы всех участников, да и с названием не заладилось. Рабочим названием было «Проект 84», по количеству регионов в России. Смешно, но мы ошиблись — позже выяснилось, что их 85, потому что Севастополь выделен в отдельный регион (субъект), а восемьдесят четвертого региона не существует — он был упразднен некоторое время назад, и номер 84 так и не был закреплен за другим регионом. Примерно таковы и наши знания о стране.

Как бы там ни было, нам удалось выработать некоторые формальные принципы работы, но почти все они так и не были воплощены, пожалуй, за исключением одного — мы старались совершать совместные поездки, что мне до сих пор кажется важным и ключевым. И, пока все пытались (все еще пытаются!) выжать последние соки из Фотографии в попытках заработать на ней, кто на преподавании, кто на поедании немногочисленных грантов и конкурсов, мы тратили на фотографию то немногое, что было.

Карточка объекта во внешнем индекс-архиве

Мы — «любители», и в отличие от Farm Security Administration, у нас не было и нет ни государственного финансирования, ни частных спонсоров, никто не ставил и не ставит перед нами задачи — мы сами себе работодатели, исполнители, спонсоры и редактора. Да, много в таких условиях не сделаешь, но что-то сделать можно — и мы делали. Но свобода — тяжелое бремя, и нести его долго вряд ли возможно, и потому нас уже почти полностью разметало по личным делам и заботам. Но сделанное — уже сделано, и сейчас можно подвести какие-то итоги. С самого начала работы шла речь о создании и ведении общего архива, как цифрового, так и печатного. К сожалению, вести печатный архив в наших финансовых условиях пока невозможно, но к формированию цифрового мы приступили, и процесс его наполнения займет еще несколько лет, даже если мы полностью прекратим снимать уже сегодня. И это будет уникальный архив — как минимум по факту своего существования (конечно, если сохранится). Безусловно, материал в архиве представлен в сыром виде и не предназначен для обычного зрителя. Но на основе архива можно создавать любые формы показа, мы же пока его используем для создания экспериментальных зинов в печатной и виртуальной форме (вебзин). Последние вы можете посмотреть на нашем сайте «МЫ — О РОССИИ БЕЗ СЛОВ». А о том, почему они сделаны именно так, я постараюсь рассказать отдельно.

Внутренний архив-хранилище
Карточка объекта во внутреннем архиве-хранилище

Об авторе

Артём Лежепёков

Сооснователь и участник CloseUpRussia

Редактор «МЫ — О РОССИИ БЕЗ СЛОВ»

Подписаться в Mastodon — @[email protected]

Связаться по e-mail: [email protected]

Добавить комментарий

Об авторе

Артём Лежепёков

Сооснователь и участник CloseUpRussia

Редактор «МЫ — О РОССИИ БЕЗ СЛОВ»

Подписаться в Mastodon — @[email protected]

Связаться по e-mail: [email protected]